Rodrigo Amado, Joe McPhee, Kent Kessler, Chris Corsano «A History of Nothing». Всё и сразу

Родриго Амадо живёт в Лиссабоне и кроме музыки занимается фотографией. На его фото повседневность поэтизируется рамками кадра: ничего нового не происходит, мы это можем видеть на каждом углу и каждый день. Но то, что попало в этот кадр рассказывает историю сиюминутности и неприкрытости. Всё, что было, то и попало в кадр именно в это время и в этом месте. С музыкой то же самое: иногда сочетается несочетаемое, а иногда все мелодические линии приходят к небывалой гармонии, от которой веет не рукотворностью, но духом.

один из снимков Родриго Амадо

На сайте Амадо сообщается, что он признан тенор-саксофонистом № 1 в мире. Рейтинг составлен на основе мнений более 50 критиков из 18 стран. Как водится во фри-джазовом мире, он переиграл со многими музыкантами. 9 февраля прошлого года выступил в питерском клубе Place в составе Rodrigo Amado Motion Trio. Это состав, в котором его можно услышать наиболее часто и считать основным. Помимо самого Родриго в него входят виолончелист Мигель Мира и барабанщик Габриэль Феррандини.

еще один снимок Амадо, фиксирующий знакомую нам действительность

На альбоме «A History of Nothing» все музыканты — американцы, кроме самого Родриго. Джо Макфи — 79 лет и он играл на трубе с 8 лет, а саксофону обучался по работам Колтрейна, Айлера и Коулмана. Кенту Кесслеру — 61, на тромбоне он играет с 10 лет, а в 20 лет с перкуссионистом Майклом Зерангом он основал Neutrino Orchestra. Крис Корсано записывался с основателями Sonic Youth — Ким Гордон и Терстоном Муром, а также гастролировал с Бьорк и участвовал в записи её альбома Volta.

В одном из своих интервью Амадо рассказал, как они работают в составе трио. Каждый из них переиграл с большим количеством музыкантов и вместе они проиграли огромное количество часов. Общение друг с другом начинает происходить уже на другом уровне. Записав за пару дней альбом, они потратили 200 часов на прослушивание и обсуждение получившегося результата, чтобы отобрать самое интересное.

С альбомом «A History of Nothing» всё не так. Это больше напоминает беседу интересных людей, очень хорошо разбирающихся в своём вопросе. Их сплочённость не в ежедневных встречах, а в приверженности музыке и широкому кругозору. Занимаясь игрой в бисер и рассказывая «историю ничего», они раскатывают катушку смыслов, где каждый может ухватиться за любую нить. Неспроста эпиграфом к этой работе служит высказывание ещё одного португальского музыканта Хосе Марио Бранко: «Мы должны начать всё заново, ещё раз…»