«ОбщежитиЕ» в Бородаче. Эмульсия ночи

ОбщежитиЕ на экране

Сразу нужно сказать, что в бар «Бородач» мы попали совершенно случайно. Погода была во всех смыслах так себе и не позволяла наслаждаться свежим воздухом. Потому что весь воздух был сырым и пронизан ветром во всех направлениях. Спасаясь от погоды, которая на самом деле была непогодой, мы свернули в ближайшее от метро заведение, которым и оказался бар «Бородач». В общем-то, оно находилось ближе всех к метро и просто маячило на виду, так что пройти мимо него просто не было никакой возможности. Тем более, в такую погоду.

Сам бар находился далеко внизу, так что можно было бы выкопать прямой путь из метро прямо к его помещению — тогда не пришлось бы пробираться сквозь шквалистый ветер. Внутри все стены были выложены из круглого кирпича, а чтобы пройти к бару, необходимо было миновать гардероб. Сделать это было непросто. Раздеваться нам не хотелось, потому что мы еще не пришли в себя после проливного вечера, но страж в образе надменной женщины пообещала нам, что если мы оставим одежду в гардеробе, то на выходе в карманах этой одежды прорастет диск с записью музыки, которая будет звучать этим вечером. Потому что мы большие любители музыки, то не смогли не согласиться на это.

Только мы присели к барной стойке, со сцены зазвучала группа «ОбщежитиЕ». При этом напитки у публики формировались именно за счет звучащей музыки. При первых же строчках стихотворения в моем бокале заискрилось и зашипело ламбруско, отдавая при этом аромат черной смородины. И если искрящиеся «Богородица», «Министр» и «Бегство» освежили и перевернули в воздухе спрессованную сырость, которую удалось протащить через вход, то «Аксинья» окончательно сбила с ног в смородиновый куст. Своды помещения были как будто специально созданы, чтобы хранить и преумножать сырость, однако музыка, которая тоже была довольно сырой, обволакивала при этом чем-то плотным и теплым.

капиталУчитывая бородатость публики, можно было сделать вывод скорее о ее достатке — ведь богачам не обязательно каждый день ходить на службу и приводить в порядок свой подбородок. О достатке публики свидетельствовал и антураж — в углах, как оберег, можно было заметить огромный фолиант, на обложке которого было выведено «Das Kapital», а на колоннах (что тоже свидетельствует о роскоши) висели картины, которые при первом же взгляде на них становились шедеврами. На колоннах висел большой телевизор, который автоматически делал внешний вид выступающей группы более ярким — несмотря на то, что все участники ее были в черном, на экране все были одеты в ярко-бирюзовую одежду.

Самое зажигательное было оставлено на вторую часть программы — яркий и горящий «Хлопок», бьющий в очередной раз в цель и сражающий наповал, и совершенно ошеломительно воспламеняющий «Танк», который превратил напитки в баре в горящие жидкости, так что все с нетерпением стали ждать, когда же закончится воздух, чтобы огонь потух. Голос при этом бросал слова, но не на ветер, а по ветру, так что они долетали до слушателей и заполняли их шоты самыми горячими и настоенными напитками.

фотКогда же огонь потух, в зале раздались голоса: «Еще! Еще!», потому что запас воздуха еще был и многие не успели расплавиться. Нам тоже немного не хватило температуры, но в утешение в послезвучие влилось послевкусие в виде яркого и ободряющего гранатового сока.

Выйдя из бара, мы с удовольствием обнаружили в карманах своей одежды выросший там диск с альбомом «Месторождение». Выйдя на поверхность, мы  не смогли сразу обнаружить ту дорогу, которой пришли и нам пришлось потратить некоторое время в поисках ближайшей станции метро. Для этого мы около трех раз прошли разными сторонами одной улицы, пока, наконец, не обнаружили заветный спуск. Все это время за нами следовал нескончаемый и неугасающий звук.