Вихрия «Кириллица». Ритм, как солнце и мы вокруг него, как планеты

a0579296313_10

С началом осени пришла пора написать о новом альбоме Вихрии «Кириллица», который вышел в самом начале лета — 1 июня. Но в этом нет большой беды — слово «актуальный» приобрело в последнее время смысл не модности, но быстротечности. Песни на «Кириллице» метят в вечность, хотя и сложены о настоящем.Маргарита Попова, создатель Вихрии, не один год делает хорошую музыку, сначала под именем Chaos in Heatrow, ваяющей «девушкины песни» под аккомпанемент фортепиано, а теперь вот и под новым именем в стиле синти-попа. Хотя на стилях и аналогиях тоже зацикливаться не хочется, у каждого свои ассоциации, куда интереснее слушать альбом, как будто это единственная музыка, которую ты слышал, несмотря на многочисленные отсылки как в музыке, так и в текстах, подаче и настроении.

Все дело в том, что женская музыка становится все интереснее и многообразнее. Все-таки женщины рождены с врожденным чувством ритма и если его умело оттачивать, то может получиться нечто сногсшибательное. Альбом «Кириллица» пример такого сногсшибательного эксперимента.

Песни с философским подтекстом вполне танцевабельны и мелодичны, при этом мелодии очень даже хорошо ложатся в русское ухо, но при этом за них нестыдно. То, что эти песни не звучат на радио — скорее, проблема радио. А может, в этом даже их достоинство — они настолько хрупкие и сокровенные, что ими не хочется делиться ни с кем, кроме самих близких — как домашним пледом и кружкой какао. Однако музыка Вихрии — не пример побега от действительности и прятки от повседневности, скорее Маргарита делает эту действительность более пригодной к жизни в ней.

Песни про алкоголь, разницу в возрасте, города, песни для дискотеки и песни на засыпку — все честно и с иронией, но самое главное, все песни полны света, так что их можно слушать в темноте, используя альбом, как ночник.

Пушкин писал: «Не смешно ли почитать женщин, которые так часто поражают нас быстротою понятия и тонкостию чувства и разума, существами низшими в сравнении с нами? Это особенно странно в России, где царствовала Екатерина II и где женщины вообще более просвещены, более читают, более следуют за европейским ходом вещей, нежели мы, гордые бог весть почему». Маргарита на альбоме еще раз доказывает правоту классика — ее мягкий и ненавязчивый феминизм не отталкивает, а обаятельно обволакивает. А уж строчки про «опыты над животными» гениальны по уровню остроты наблюдения и самоиронии.

Также на альбоме есть строчки про антропологические наблюдения за молодежью («Ну а мы с тобой наверно / в магазин, возьми свой паспорт /
мне там до сих пор не верят / что не скрою так приятно»); про самоидентификация и манифест новой сексуальности («большие перемены ждут нас впереди / признай ты бессилен против моей любви»); про нездоровую приверженность здоровому питанию («я назову свою дочь Альпросоей») и про много чего еще.

В китайском романе-эпосе «Троецарствие» одна из героинь была настолько воинственна и испытывала любовь к военным наукам, что во время первой брачной ночи ее новый муж — старый воин — поневоле испугался, увидев ложе, обвешанное мечами и алебардами, так что ему пришлось попросить все это убрать. Вихрия же сама «в каждое направленное ружьё вставляет цветок», и это лучший способ обезоружить. «И только так».