Франческо Балилла Прателла «Технический манифест футуристической музыки». Вперед в прошлое

Итальянский композитор и сторонник футуризма в музыке Франческо Балилла Прателла (1880-1955) в 1911 году написал «Технический манифест футуристической музыки». В этом манифесте он объявил главными чертами музыки будущего атонализм, энгармонизм, абсолютную полифонию и свободный ритм. Благодаря этому высказыванию о новых принципах музыкального построения, в XX веке родилось множество идей, которые легли в основу различных композиторских концепций.

Атонализм основывался на принципе отказа от привычных тонов и вместо одной конкретной тональности, выбранной для произведения, использовал все 12 нот. Ни один аккорд не обязан разрешаться в какой-то другой, математическая логика построения тонов отсутствует. Основного аккорда (тоники) нет, а, значит, и подчиняться больше некому. Все звуки равны, самодостаточны и ничто больше не означает минора или мажора. Один из ранних примеров такой музыки — 15 песен Арнольда Шёнберга (1907-1909) на стихи из «Книги висячих садов» Штефана Георге.

Энгармонизм предполагает, что ноты, написанные по-разному на нотной линейке, звучат одинаково. Но разница в их написании свидетельствует о вторжении в произведение ноты из другой тональности, что вносит одновременно разнообразие и сумятицу, однако расширяет возможности музыкальной идеи. Этот принцип можно услышать уже в первой половине XIX века, например, в репризе кавантины Гориславы оперы «Руслан и Людмила»  Михаила Глинки. Просто послушайте музыкальные партии, исполняемые оркестром между строчками арии.

Если говорить о полифонии, то она подразумевает множество голосов, но при этом каждый голос исполняет собственную мелодию. То есть, хор голосов, исполняющих одну и ту же мелодию, но разными тембрами — это еще не полифония. А когда другие голоса расходятся, а затем снова возвращаются к основной мелодии — это уже она. Однако в такой полифонии все мелодические линии все равно подчинены основной тональности, тогда как абсолютная полифония вмещает в себя все многообразие мелодий, которые не обязательно должны быть скованы одной гармонией.

Свободный ритм, как уже можно догадаться, тоже не подразумевал заранее заданного музыкального размера композиции и мог меняться в течение произведения, как замедляясь, так и ускоряясь. Примером свободного ритма может служить камерная опера «Белая дорога» самого Прателлы.

Неудивительно, что подобные нововведения встретили сопротивление со стороны классических музыковедов, однако сторонники у футуристической музыки тоже были, вследствие чего, развитие на этом не остановилось и уже в 1913 году были придуманы шумовые модуляторы, известные также как «шумовые коробки Руссоло».