Luis Bacalov & Rocky Roberts «Django». Ты должен увидеть новый день

if_django_a_1

Луис Энрикес Бакалов родился в аргентинском Буэнос-Айресе в 1933 году и с 1954 года его музыка начала появляться в фильмах. Из Аргентины Луис перебрался в Италию, где сотрудничал с местными киношниками и прог-роковыми группами. В основном, публике известен, как композитор музыки к кино.  Самой широкой публике — как композитор музыки к спагетти-вестернам.

Фильм «Джанго» Сержо Корбуччи вышел в 1966 году и был второсортным вестерном. Однако в дальнейшем вышло множество фильмов, пытавшихся поймать стиль «Джанго». Выходило только хуже. Сам фильм уже собирал множество штампов — итальянский режиссер снимает вестерн (уже анекдот), в котором главный герой-одиночка ссорит между собой две враждующие группировки (где-то мы уже это видели) и содержащий финальную сцену, в которой поровну фантастики, пафоса и крутизны (ну и 0,1 % предсказуемости).

Однако, если учесть, что после выхода фильма, он стал настолько популярен, что исполнителя главной роли (Джанго) Франко Неро стали называть Джанго, в какой бы роли он не снялся, самого Франко можно ставить в один ряд с Клинтом Иствудом (с оговоркой, что это было характерно для 1960-х). Проводя аналогию, Луиса Бакалова можно поставить в один ряд с Эннио Морриконе. Без всяких оговорок.

Неспроста в своем последнем творении Квентин Тарантино вдохнул в его произведение вторую жизнь и поставил песню «Django» рядом с музыкой Морриконе. Пронзительная песня наполнена такой драматургией, что эстрадные нотки нисколько не опошляют ее, а, наоборот, придают обезоруживающий шарм, сражающий, что твой винчестер, благодаря которому уже не остаться в седле.Django2

 

 

 

 

 

 

Кплюсам «Джанго» можно отнести особый стиль — блуждание Джанго с гробом на веревке, фантастическая скорострельность пистолетов в его руках и невообразимая невозмутимость. Некоторые из этих поразительных черт перекочевали в тарантиновский «Джанго освобожденный», где они, вкупе с другими особенностями стиля, переросли в фантастическую легенду, непревзойденную по накалу.

Как говорил, сам Тарантино, когда он рекламировал своих «Бесславных ублюдков» в Японии, ему удалось накупить всяких CD и DVD с саундтреками к спагетти-вестернам, популярным в Японии, которые он нигде больше найти не мог. Там, в гостиничном номере, при прослушивании этих саундтреков, ему и пришла первая сцена «Джанго освобожденный».

Так что спасибо Квентину за любознательность и просвещение. Спасибо Луису Бакалову за чудесную музыку, исполненную героического пафоса, но лишенную пошлости. Спасибо Роки Робертсу за пронзительный и прочувствованный вокал. Спасибо Джанго, который все-таки должен увидеть новый день. Жизнь, как и музыка, должна продолжаться.