Павел Додонов. Саундтрек к фильму «Жить» Василия Сигарева. Серая вода и холодное небо

068_23_2012 гиф

068_23_2012Фильм «Жить» Василия Сигарева был представлен в январе 2012 года на фестивале в Роттердаме. Сам Василий Сигарев вполне оправданно предсказывал, что особо впечатлительных зрителей с просмотра будут выносить. В фильме развиваются несколько историй о потере близких и переживание человеком этой утраты, разговор о смерти идет без купюр, герои историй, не желающие мириться с рухнувшим для них миром, бросают ему вызов. Некоторые зрители справедливо замечали, что фильму гораздо больше подошло бы название «Жуть».

В бесконечных спорах о том, чего в этом кино больше, чернухи или правды жизни, многие сказали тысячи слов и к единому мнению, как водится, не пришли. С чем можно согласиться, так это с тем, что фильм, особенно для Москвы и Европы, воспринимается как нашатырный спирт после долгого бесчувствия. Зрители других городов России, находящихся за пределами МКАДа, лениво зевают, потому что в фильме ровным счетом не происходит ничего для них нового — они видят и слышат это каждый день из окон троллейбусов и электричек, подслушанное и подсмотренное в собственных подъездах иногда даже бывает куда резче, потому что, как однажды заметил Анатолий Приставкин, действительность всегда страшнее.

Самое художественное в этом фильме, пожалуй, музыка, которую сочинил для фильма Павел Додонов, более известный как гитарист Дельфина и получивший в 2012 году премию «Степной волк» как лучший музыкант. Всю провинциальную действительность он топит в неспокойных аккордах и держит ее на волнах вневременья. Среди уважаемых им музыкантов Павел Додонов называет Sonic Youth, Joy Division и Джона Фрусчьянте, гитариста Red Hot Chili Peppers, записывавшего с ними «Californication», «By The Way» и другие, ставшие самыми сильными. Джон Фрусчьянте при попытке слезть с иглы на спор записал в короткий период несколько альбомов, отличающихся друг от друга по звуку и настроению, благодаря чему все могли убедиться, без кого RCHP хиреют на глазах.

Павел Додонов передает настроение холодными переборами струн с эффектом «овер-драйв» — музыки немного, больше пауз, пустоты и пространства, в котором умещаются и холодная вода, и серое небо, и бесконечная печаль. Музыка околдовывающая. Музыка которая леденит душу, смешивается с криками ворон и открыткой, прикрепленной к спицам велосипеда. Музыка без начала и конца. Музыка запоздалой тревоги. Музыка напрасного страха и безадресных упреков.

Неспроста к фильму был избран эпиграф в виде отрывка из стихотворения поэта Бориса Рыжего, (тоже, кстати, бывшего в Роттердаме участником международного конгресса), человека с трагичной судьбой, безвременно оставившего этот мир, покончив с собой на рассвете:

Душа моя, огнем и дымом,

Путем небесно-голубым,

Любимая, лети к любимым

Своим.