Леонид Федоров, Владимир Волков «Если его нет». Проветривание Северной столицы

DzVFKAobx9QЛеониду Федорову и Владимиру Волкову с завидной регулярностью удается записывать альбомы, не впадая в самоповторы, и каждый раз укладывая это в новую концепцию. «Если его нет» — альбом о Петербурге, про него и пропитанный его настроением — каменно-серым, с легким налетом сентиментальности, сложносочиненный, с текстами поэтов-обэриутов, про потусторонний Питер и про современный, который все больше становится европейским городом, чем какой-либо другой. Но, как всегда, прямо об этом нигде не говорится, и лучше всего это можно услышать в общем настроении, чем в отдельных песнях.

К обычным для этого дуэта инструментам, таким как контрабас, виола да гамба и флейты, здесь добавлены кофемолка и вентилятор. Собственно, по звуку и по музыке, альбом, скорее холодно-отстраненный, стоящий будто бы сбоку, как античная статуя, которую перепутали с вешалкой невнимательные гости. Между тем, здесь между слов и нот таится альтернативная история Петербурга и отдельного человека в нем.

Да, Питер ассоциируется с Достоевским, с Ахматовой, с блокадой, с каналами и суровым классицизмом, но Питер — это еще и Хармс, и Андрей Белый, и обэриуты. На альбоме происходит центробежное стремление, от всего навязшего в зубах, предсказуемого и душного, к новым прозрачным поискам, воздушным клавишам, секущим струнам, к новому языку, непонятному большинству.

На фоне ежедневного промывания мозгов и штампованного воображения «Если его нет» звучит совершенно иначе, отлично от всего остального, демонстрируя, что можно еще и так. И не только так. Безусловные хиты — одновременно тревожно-спокойная «»Домой», наделенная прекрасной мелодией «Утка» и легко умещающаяся в радиоформат (ну или почти легко) «Мойка». Самая монументальная — «Поезд», путешествие из бездны на край мира.

«Если его нет» — отличная отдушина, форточка в свободный и непредсказуемый мир, с помощью которой можно перевести дыхание, а можно и затаить. Должен же был кто-то заметить, что статую используют не по назначению и освободить ее от ненужного чужого тряпья, чтобы каждый мог сам увидеть красоту, без чужих рекомендаций и навязанных правил восприятия. Как есть.

 

ОбщежитиЕ «Никто не прожил жизнь дерева». Никто не прожил жизнь озера

coverУ группы «ОбщежитиЕ» очень странная дискография. Дебютный альбом «Я проснулась» — двойной. После него выходит сборник «Солнце». Затем третий альбом «Месторождение». Только после него — второй, выпущенный в самом начале апреля этого года, хотя записан был в 2010-м. Обычно про такие случаи говорят, что альбом был записан, но потом отложен на полку. Но в этом случае скорее следует считать, что альбом был отпущен в реку, закопан в землю, оставлен в сугробе в поле или забыт в корневище — настолько он пропитан землей, воздухом,  просторами и необязательным присутствием человека.

Китайцы говорят, что для того чтобы понять о чем книга, достаточно прочитать первую страницу. Весь смысл сосредоточен именно там, а если он там не находится, то нет смысла читать книгу полностью. Открывающий альбом «Пейзаж» — увертюра и ключ всего альбома. «Уйти и не портить пейзаж / Уйти и не рисовать /Отойти и молча смотреть на серебряный край / Наш» — именно об этом весь альбом. О том, почему продолжается родина; о самодостаточности окружающего мира, который завораживает, не нуждаясь при этом в созерцании. Здесь и «глотание видов в окне» пассажиром мчащегося поезда, простые человеческие радости и слабости, луна и ветер.

Что касается музыки, то здесь очень много взято из советской эстрады, и в данном случае, это плюс. Не слепое копирование штампов, но высказывание более доступными русскому уху средствами — песни с припевами или прилипчивыми рефренами, кое-где слышны даже русские традиции, и все это проветрено с разных сторон.

obshejitie1 гифНесмотря на свою запоздалость, альбом вышел очень вовремя. Если «Месторождение» по духу был скорее зимним альбомом, то «Никто не прожил жизнь дерева» — конечно весенний. Запись легкая и почти прозрачная, пропитанная светом и воздухом; сны, запах смолы, восход, закат, радуга над миром, бесконечный апрель.

Если снова вернуться к магии цифр, то этот альбом можно запросто назвать первым — именно с него можно рекомендовать знакомиться с творчеством группы, он самый доступный для восприятия. Но если здесь и присутствует легкость и беззаботность, то никак не легкомыслие — свой почерк «ОбщежитиЕ» продемонстрировали еще на первом альбоме, и сейчас они продолжают писать этим же почерком то на бересте, то на камнях; то кровью, то родниками.

Послушать и скачать альбом можно здесь

Joe Gideon & The Shark «Freakish». 10 фактов о новом альбоме

freakish_front_c_w-font-thumb гифФакт 1. Joe Gideon & The Shark — семейная группа, в которой играют брат и сестра. Его зовут Джо Гидеон (с поправкой на правильное произношение), ее зовут Вива (она же «Акула»). Раньше Джо и Вива были членами группы Bikini Atoll, а когда последняя развалилась, они образовали собственную новую группу, куда, кроме них, никто не вошел.

Факт 2. Альбом «Freakish» посвящен памяти  отца Джо и Вивы, который был также причастен к музыкальной индустрии — работал менеджером. Смерть отца стала также причиной трехлетнего перерыва, прошедшего после записи первого альбома Joe Gideon & The Shark «Harum Scarum».

Факт 3. На альбоме «Freakish» стало гораздо больше синтезаторов, а звук стал более попсовым, так что если первый альбом отпугнул Вас своей грязью, сыростью и разорванностью — смело можно слушать этот. Если же Вам понравился первый альбом, то и  «Freakish» не обломает — здесь есть тот же юмор, те же мелодекламации, та же разорванность — эволюция в руины собственной души. Если Вы никогда не слышали первый альбом, обязательно послушайте хотя бы второй — нельзя же все время пропускать самое интересное.

Факт 4. Песня «Snake Candy» стала результатом экспромта — Джо и Вива прост начали что-то наигрывать, из чего потом получилось нечто живое, ошарашивающее и сбивающее с ног. В основном, Джо придумывает лирику и мелодию, а Вива все аранжирует и доводит до ума.

Факт 5. Всего на альбоме девять песен. Из них всего три или четыре раньше можно было услышать на концерте, остальные — плод студийной работы. И это примерно две трети от общего числа песен, которые могли бы увидеть свет, выйди они на этом альбоме.

Факт 6. Раньше Вива занималась ритмической гимнастикой и боролась за победу на Олимпийских играх в Барселоне в 1992 году, однако ушла из спорта ради барабанов (говорят, что спортивная организация отчитала Виву за потрепанные джинсы в тренировочном лагере). Спортивная юность позволяет Виве не только играть на барабанах, но и устраивать шоу на живых выступлениях. Она стучала на концертах до восьмого месяца беременности.

 Факт 7. «Акула» — одно из потенциальных названий группы, которое Вива написала на своем барабане. Впоследствии группа так и не стала носить это имя, а прозвище «Акула» прицепилось к Виве и так и осталось.

Факт 8. Муж Вивы — Марк, тоже барабанщик, только барабанит он в составе Archie Bronson Outfit.

Факт 9. Оформлением альбома занималась художница Джоси Вилли (Josie Willey). Джо рассказал ей собственные ощущения, дальше Джоси взялась за работу. Ее труды можно оценить, не покупая пластинку. Однако, купив пластинку, ее труды можно оценить не только с фронтальной стороны, но и с тыльной и с внутренней.

Факт 10. Почти все песни на альбоме исполняет Джо, Вива поет только две песни — «Poor Born» и «Friday 13». На песню  «Poor Born» снят клип.

http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=2oCJdu6quII

Transient Waves «Sonic Narcotic». Гулкая психоделия в электронной обертке

sonic_narcotic_import-transient_waves-16719616-frntПро Transient Waves известно не так уж много. Они из Филадельфии, выходцы из пост-роковой сцены, однако в своем творчестве далеко ушли от пост-рока, причем в правильную сторону. На их счету длинный ЕР «Wading and Waiting», десятидюймовка «You Have to Dance With the Devil», ЕР на лейбле Fat Cat с очень странным названием «Born With a Body and Fucked in the Head». После этих записей они, наконец, записали свой полноценный альбом «Sonic Narcotic», выпущенный в декабре 1998 года (правда, по некоторым данным, в начале 1999 года).

Название полностью оправдывает дебют коллектива — звуковой наркотик, затуманивающий сознание, мерцающий из темноты и в нее же погружающий. Здесь вы не услышите линейного развития композиций и динамики, свойственной пост-року, но обволакивающие звуки гитары все равно о нем напоминают. Хотя потом уже кажется, что это мираж, и кое-где слышно даже влияние ранних My Bloody Valentine, но не их главная шугейзовая составляющая, а скорее стена звука, в которой в беспорядке разбросаны сэмплерные вырезки, гитарные петли и приглушенный до нераспознавания голос. Гитара Лорен Джексон скользит по водной глади, едва касаясь ее,  откуда-то из глубины доносятся звуки барабанов Эрика Кэмпбелла и бас с едва различимым голосом Сида Такера.

К концу 90-х самое главное в роке уже было сказано — появлялись только запоздавшие эпигоны, которые пытались «успеть запрыгнуть в вагон уходящего поезда», но чего-то действительно нового и интересного предложить не могли. Поэтому самыми интересными были те, кто уходил от привычных форм на поиск новых. И неважно, где он искал их, а еще более неважно — где находил. Важен был результат. Понятно, что сформированное представление о музыке мешало восприятию небывалому, ну так это вопрос уже к собственной голове и стерильности уха. Так что если хорошенько прочистить органы слуха и проветрить голову, очаровательное головокружение от прослушивания «Sonic Narcotic» гарантировано. Даже сейчас.

Не исключено, что когда был Burial маленький (может даже с кудрявой головой под капюшоном), он тоже слушал Transient Waves.

Olivia Block, Kyle Bruckmann «Teem». Избранные места из переписки с друзьями

folderКайл Брукманн — давний соратник Оливии Блок, помогавший ей еще при записи ее дебютного альбома «Pure Gaze». Альбом «Teem» представляет собой опус из четырех фрагментов, который был создан и записан обоими музыкантами с 2003 по 2008 год. Кайл и Оливия живут в разных концах Америки и поэтому им пришлось обмениваться по почте звуковыми файлами, добавляя к ним постоянно что-то новое. Так они добавляли собственное к каждому новому фрагменту, что уже и вспомнить трудно, кто и что сюда привнес. Вроде бы от Оливии здесь должны быть звуки фортепиано и язычкового органа, а Брукманн отвечает за гобой, английский рожок, аккордеон и суону (китайский гобой). Но в причудливой смеси уже почти не отличить одного от другого — изобилие в гремучей оправе.

В первой части слышно, как сквозь асфальт пробивается металлическая трава, которая сверлит высокими нотами грунт и пространство, упорно, несмотря на местечковый диссонанс, выстраивает главную мелодию из обрывков памяти. Так бог, придумав огонь, создавал резину у костра, храня ее света и от искр. Так заблудившийся пастух плетется в поисках знакомой тропы, выскребая последние крошки из своей котомки.

Вторая часть начинается с плотной завесы звука, которая опускается тяжелым слоем на неподготовленного слушателя и постепенно растворяется в чутких шорохах, подслушанных случайным прохожим — побулькивания и постукивания, неведомо откуда взявшиеся и неизвестно кем производимые. Русалочьи пляски и неспокойные сны водяного. Вся хтонь собирается на рождественские встречи для обмена подарками. Структура второй части — от громкого к тихому, потом к едва слышному, потом, через витиеватые духовые и струнные постукивания к раскачивающемуся и обволакивающему. Самая длинная и глубокая часть, которая поможет впасть вам в состояние непредсказуемости и не выпадать из него до самого конца альбома, если не больше.

Третья часть — телега, громыхающая по камням и ухабам под гору, рассыпаясь по дороге на части и щепки, беспощадно и неумолимо уходящая в бездну. Только потом, после чирканья спички, можно рассмотреть кружащих повсюду стрекоз и летящие без пассажиров качели. Напряжение не кончается. Громыхающая телега возвращается.

К четвертой части все стихает. Только колышется тростник, только расходятся круги по воде.

В этом альбоме, как ни в каком другом чувствуется языческая составляющая, где каждый из музыкантов молится своим богам, рождая на выходе новую неожиданную религию с причудливыми молитвами и обрядами. Причем религию, которая не стремится к расколу, а наоборот, вписывает в свой пантеон все новых и новых богов, и они достаточно легко друг с другом уживаются — без священных войн, крестовых походов и еретических учений.

Для полноты мира необходимо ощущать все сущее каждой клеткой, чувствовать общие признаки и противоположности. Для расширения картины мира необходимо послушать это буйное изобилие звуков — звуков без признаков присутствия человека или, по крайней мере, без обязательного его присутствия. Звуки без единого слова, хотя именно с него все и началось.

 

 

The Growlers «Hung at Heart». Серф-диета для пляжного сезона

fatcd121_cover_hi-res_1440x1440pxВы знаете, сколько Вам нужно калорий для полноценного существования?  Для этого есть туча таблиц, куча подсчетов и масса советов. Но теперь существует совершенно новый способ похудеть — ставите пластинку «Hung at Heart» и крутите ее до изнеможения. Эффект не заставит себя долго ждать — результат после первого прослушивания!

Итак, даже если вы не верите в рекламную чепуху и не собираетесь худеть, вам стоит ознакомиться с этой пластинкой. Поговаривают, что ее должен был продюсировать Дэн Ауэрбах (Black Keys), однако в итоге он не стал делать из звука  The Growlers салаты с морским гребешком, заправленные манговым соусом, а предпочел не вмешиваться, предоставив группе возможность замутить свою собственную окрошку. Великие люди даже бездействием могут творить добрые дела. Окрошка вышла на славу — в ход пошли гараж, кантри, поп, и все это на серфово-психоделической основе. Пальчики оближешь. И калорий немного.

Альбом стартует со своего главного оптимистичного хита — «Someday», приятное воспоминание о хороших деньках, когда любые обломы были поправимы. Однако дальше не все так беспечально. The Growlers очень часто заходят на территорию психодела, и поэтому на альбоме много органов, искаженного реверберацией голоса, песни о неразделенной любви или что-то вроде «вернись-я все-прощу», цепкие гитарные рифы, иногда убегающие как прибрежные волны. Но в целом, альбом оставляет ощущение света и легкости. Чего стоит еще одно яркое пятно — «Pet Shop Eyes», звучащая будто бы со старого, но модного, винила из 60-х.

На альбоме есть психоделическая напористая поделка о вреде наркотиков («Salt on a Slug»), есть песня о том, что в новой любви нет места старым воспоминаниям («Living in a Memory»), о сложной и запутанной судьбе («Beach Rats») — несмотря на свою разносторонность, альбом получился очень цельным и блуждать по нему — одно удовольствие, при каждом следующем прослушивании всплывают совсем другие интонации и детали, за которое ухо не уцепилось с первого раза.

Рекомендовано ведущими диетологами.

Koboku Senjû «Selektiv hogst». Внимательный отбор

sofa530.largeЗря все так про март. Чего все от него ждут? Март — обычный переходный месяц, продолжающий зиму своими холодами, снегопадами и метелями, но и предвещающий весну своими увеличивающимися светлыми часами, собственным солнцем и надеждой на тепло.

Множество пословиц и поговорок это подтверждают:

Март — не весна, а предвесенье.

Иногда и март морозом хвалится.

В марте-апреле зима спереди и сзади.

Пришел марток — забился носовой проток.

Коли в январе март — бойся в марте января.

Последний вариант наиболее показательный. Еще в сказке «Двенадцать месяцев» говорилось, что не бывать апрелю перед мартом. Все должно быть на своих местах и раз уж у нас март был в январе, то нужно стойко перенести январь в марте, а не ругать его, называя феврартом.

Норвежско-японская группа Koboku Senjû на своем альбоме  «Selektiv hogst» (втором, если считать от первого) проживают медленную жизнь, творящуюся у нас под носом, но проходящую настолько  стремительно,  что она не успевает ни глазом быть замечена, ни ухом быть услышана.

Жители крупных городов движутся с огромными скоростями. С такими же скоростями они поглощают информацию, слушают музыку между спагетти и туалетом и смотрят кино между переходами в метро, совершенно утрачивая внимание к мелочам, которые никуда не делись и продолжают происходить.

Тетузи Акияма (Tetuzi Akiyama) аккуратно скользит по струнам акустической гитары, иногда подергивая, иногда перебирая их, расставляя отдельные акценты, с помощью которых вцепляешься невидимыми крючками в ускользающую красоту. Тошимару Накамура (Toshimaru Nakamura) использует микшерный пульт без входного сигнала, который на этой пластинке едва ли не самый главный инструмент, создающий настроение и атмосферу. Норвежцы Эспен Райнерстен (Espen Reinertsen), Айвинд Лоннинг (Eivind Lønning) и Мартин Такст (Martin Taxt), отвечающие за духовую секцию, вносят теплые ноты холодными звуками и делают немыслимые вещи: туба крадется на цыпочках, труба оставляет небольшие ожоги в местах прикосновений, а саксофон прикладывает лед.

В этой музыке слышно, как собирается дождь, как растет мох и как спрессовывается снег. Слышно, как течет и застывает, твердея, смола. Как перетекает вода, напуганная баржей, из волны в волну. Как растут тени и стареют листья. Любой процесс, протекающий изо дня в день и остающийся незаметным для невнимательных, здесь показан покадрово. Поэтому, если вы боитесь думать о том, как растут ваши волосы или разрастаются трещины в стеклах, послушайте этот альбом, чтобы успокоиться — процесс более чем увлекательный.

Так что ничего плохого про март. Не торопите события. Он пришел вовремя.

Crescent «Little Waves». Несокрушимая сила хрупкой красоты

fatcd64_cover_lo-res_2Crescent обнаружились в середине 90-х, появившись внутри небольшой, но невероятно яркой бристольской пост-роковой сцены. Отметая всякую зевоту, которая неизменно наступает при словах пост-рок, сразу следует оговориться, что пост-рок, в первую очередь, подразумевает нестандартный подход к записи и звучанию, плюс применение всяких невообразимых звуков на фоне гитар (необязательно электрических) и барабанов.  Группы, которые в последнее время причисляют к этому жанру, не имеют прямого к нему отношения, потому что творят они знатную нудятину, без всяких слов, называемую инструментальной. Crescent — одни из первых ласточек, применявших удивительные подходы к записываемой и издаваемой музыке. В общем-то, они даже больше причисляют себя к художникам, чем к музыкантам.
Crescent выпустил не так уж много записей. Если говорить на чистоту, то вообще мало. Первый их альбом увидел свет в 1996 году, а полноценный пятый альбом был выпущен на лейбле FatCat в июле 2007 года, который получил название «Little Waves». Как написано в официальном пресс-релизе альбома, это «тихий, эксцентричный, c очаровательно шершавыми краями альбом, вдохновленный психо-фолком 60-х и граммофонными записями 30-х». Что тут можно добавить еще? Все это чистая правда. Особенно, шершавые края, которым на альбоме уделяется особое внимание и из-за которых он наделен неописуемой красотой.

Для начала о том, как слушать эту запись. В этом отношении даже группа придирчива, в связи с чем, на виниловом конверте помещена надпись:

«ЭТОТ АЛЬБОМ БЫЛ СДЕЛАН ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС!

У него очень тонкая поверхность.

Берегите от царапин.

Очистите чуть влажной тканью перед проигрыванием.

Используйте только сапфировую иглу в новом состоянии.»

Да! Все именно так. Я разорился на покупке новых сапфировых игл для каждого нового прослушивания этой пластинки. Но это того стоит. Все начинается с тихих переборов акустической гитары, ими же все и заканчивается. Но если вы слушаете эту пластинку в тишине и темноте, открываются невиданные высоты и неслыханные глубины. Вроде бы ничего не происходит — гитара и чуть нескладный и дрожащий голос, как у Ника Дрейка, но вот откуда-то доносятся какие-то шаркания, вот что-то поскрипывает и звенит. Где-то записан гогот гусей под аккомпанемент кларнета, где-то то ли обрывки телефонных разговоров, то ли голоса дикторов. Все это звучит шероховато, настолько, что кажется, вот-вот  все рассыплется, развалится на мелкие осколки.

Crescent будто бы играют на квартирнике — все тихо и аккуратно, сдержанно и нежно, главное — не разбудить соседей. Однако в двух песнях они достигают почти стадионного размаха, не выходя из кухни. Первая из них — «Cup», в которой все начинается, как обычно, «с голубого ручейка», но затем группа ныряет с помощью органа и баса на такую глубину, которая не снилась даже Кусто, все это разливается огромным океаном звука и топит не только кухню, на которой все происходит, но и затапливает нижние этажи, выходит из берегов, превращаясь во Вселенский разлив. Вторая песня — «Drift», в которой изначально разваливающаяся, как фигуры в городках, мелодия, набирает все большие обороты, и, приобретая опору, вонзается в незаполненные пустоты такой яростной барабанной атакой, приправленной случайно бьющимися при этом хрустальными предметами, что теперь уже красота затапливает соседей. Так что, если они не глухие, и если они не неблагодарные свиньи, они обязательно должны придти к вам  немедленно с цветами и аплодисментами. Настоящий девятый вал, созданный из маленьких волн.

Все остальное — эксперименты с тишиной и паузами, звуками и их тенями. Есть песня, записанная в лесу («Birds came out of the Trumpet»), есть песня, записанная на реке («Our River»). Мелодии отдельных песен не совсем запоминающиеся, но все треки альбома выстраиваются  в свою очаровательную мелодию с рассыпчатым ретро-звучанием и нежно-бледной ритмикой.

Осторожно! Не кантовать.

 

Бабангида «Макаревич». «Российский нуар, ад и угар»

cover (5)Бабангида — рэпер из Калининграда, до крайности неполиткорректный, время от времени зигующий и читающий соответственные телеги — про наркотики, уныние и родной город.Телеги получаются довольно провокационные, однако нельзя не отметить их интеллектуальную составляющую.

Макаревич — альбом, где достается всем газгольдеровским (и не только) рэперам — Басте, Касте, Гуфу; поминается недобрым словом Кипелов и упоминается в странном контексте Газманов (от последнего даже засемплирован взвизг в треке «Kalikfornia Love», видимо, произведенный на свет от очередного удара током во время выступления); предсказуемо достается евреям, среди которых упоминаются некие «президент Путсман» и «премьер Мендель».

С одной стороны, выпады в сторону своих более именитых коллег (да простит мне Бабангида такое упоминание) всегда воспринимались с точки зрения черного пиара — вроде как нашелся выскочка, растеребил «звездных» бедолаг, и на него тут же начинаются наезды со стороны поклонников тех самых звезд. Опять же, подобные выскочки, как правило очень слабы в творческом отношении. Но это не про Бабангиду. У него с этим полный порядок — тексты провокационные, но остроумные, хлесткие и цепкие, врезающиеся в память с первого прослушивания. В девятом официальном баттле Hip-hop.ru Бабангида занял третье место, а это уже достижение. Несмотря на непримиримую агрессию, он сумел дотянуться со дна до облаков, чтобы высказаться крепким словом и не стесняясь в выражениях, пройдя отборочную мясорубку, среди  членов жюри которой были как раз те, кто был помянут Бабангидой не самым добрым словом.

С музыкальной составляющей тоже полный порядок. Семплы заслуживают внимания — от речей Сталина до читки Гуфа, плюс имеются музыкальные подъ..бы — прямое обвинение рэпа в скатывании в шансон (припев, исполненный, якобы, Гуфом и от его имени на популярный в последнее время восточный мотив в треке «Макаревич»).

Некоторые уже окрестили Бабангиду Гражданской обороной от рэпа. Отчасти это верно. Бабангида должен был появиться, чтобы встряхнуть всех остальных, отметелить и растоптать. Новая волна тех, кто «всегда будет против». мир нуждается в таких героях, ниспровергающих закостенелость существующего порядка и заезженность аморальных принципов. В тех, кто будет говорить то, о чем многие не хотели знать и не знали как  об этом спросить.

В треке «Андрей Вадимович» читается о том, что употребление тяжелых веществ лучше происходит под Макаревича, нежели под Мэрилин Мэнсона. В треке «Варим» засемплированы фразы из сказки Антония Погорельского «Черная курица, или Подземные жители», умело вворачиваются рекламные слоганы, с которыми мирно уживаются цитаты из Лаэртского. Кое-где напоминает Кровосток, особенно когда в треке «Конструктор» рисует портрет своего героя — «портрет Гитлера, Миша Круг из колонок».

Самые слабые треки на альбоме, где Бабангида подпускает слишком много серьезности и размышлений («Купол», «Тень», «Пусть говорят»), лучше ему удаются более заковыристые, но тем более интересные телеги, прочитанные легко, однако весомо — потому что очень уж многослойно.

Из приятных сюрпризов — приглашение Вани Айвана, участника проекта «Ленина пакет» (в котором, в свое время был и Бабангида) для записи трека «Хлеб», получившегося довольно абсурдистским. Ну так…

Этот альбом можно даже рекомендовать Сергею Владимировичу Шнурову, который признался, что ему не нравится рэп, потому что там нет левых. Теперь там есть левые. Или ультра-правые. В любом случае, настоящий художник должен быть противоречив. В общем, «кушайте творог, курите турник».

 

Mice Parade «Candela». Сплав культур в двух колонках

Mice Parade - CandelaБоли в запястьях — это часто встречаемая проблема. На это есть множество причин: артрит, переломы, растяжения связок и другие болезни. Любое наше действие сопровождается движением запястий. Будь это игра в теннис, бадминтон, бокс, езда на велосипеде или просто работа за компьютером. Эта постоянная и повторяющаяся работа влияет на суставы запястий и вызывает боль у некоторых людей. Новый альбом «Candela» группы Mice Parade обеспечивает эффективную поддержку суставам Вашего запястья.

Пусть это не совсем правда, но новый альбом  Mice Parade действительно хорош, кто бы что ни говорил — у него куча плюсов, которые полностью нивелируют его же любые минусы. Но послушаем мнения людей, которые использовали его по прямому назначению, то есть включали и слушали.

Настя, 5 лет: «Мы часто рисуем под песню The Chill House. Под эту музыку мне больше всего нравиться рисовать природу, ежиков и жуков. А как переводится название, я не знаю. Хаос? Обычно так говорит мама про мою комнату.»

Вера, 32 года: «Вообще я работаю преподавателем танцев. Кто-то посоветовал мне послушать альбом «Candela», на первой же песне которого я благополучно заснула. Но когда я услышала песню  «Candela», сразу же бросилась танцевать и придумала новые движения. Теперь буду тестировать их на моих подопытн… то есть, учениках, я хотела сказать.»

Вадим, 28 лет: «Я всегда боялся свою начальницу, но услышав этот альбом, я наконец-то смог ей сказать твердое «нет!» Спасибо группе Mice Parade».

Евгений, 25 лет: «Альбом — полная фигня, Бибер — лучший!»

Надежда, 45 лет: «Раньше я подолгу не могла заснуть, но теперь эта проблема исчезла, потому что я услышала песню «Look See Dream Me», которая убаюкивает меня уже на первой минуте. Даже если я только что встала.»

Раньше Вы были грустны и печальны, потому что не слышали новой хорошей музыки, а вся выходящая казалась Вам второстепенной и предсказуемой? Вы устали от зимы и белых сугробов, которые окружают Вас повсюду и даже уже начинают сниться? Послушайте альбом «Candela» группы Mice Parade. Он состоит всего из 10 песен. Но это только если посмотреть на список песен. Если же включить альбом и послушать, то Вы сможете услышать гораздо больше песен и звуков, чем Вам обещает плей-лист.

Прекрасная «Currents», начинающаяся с мелодии, звучащей будто бы из плюшевого сердца на маленьких круглых батарейках, но затем барабаны схватывают и начинают повторять ритм вашего собственного. Гитарное соло разрывает плюшевое сердце, а окончание превращает Ваше собственное — в плюшевое, из которого звучит мелодия. Но это уже другая песня — «This River Has A Tide», на которую снят неуклюжий клип. В середине песня переходит в трепетную считалочку-шепталочку, снова обращающуюся в мощный поток с серебрящимися в нем ручьями.

Африкана «Pretending» с поломанным ритмом едва ли не лучшая песня на альбоме — въедающийся в память припев, чередующиеся голоса и ослепительная легкость, имеется даже диссонансная вставка. Правда, оправданность ее спорная. «Candela» и «Gentle Intersante» превращаются в самбу, а из примитивной «The Chill House» выковыривается минималистская мелодия, которая впивается когтями в уши и мозг и оставляет после себя благородные шрамы. Создается впечатление, что в небольшом уютном баре устроили фестиваль мультикультурной музыки.

Блог looo.ch внимательно проследил как меняется человек, прослушав этот альбом. Слева Вы можете наблюдать девушку, никогда не слышавшую альбом «Candela». Посередине — уже слышавшую песню «Contessa». А справа — послушавшую этот альбом полностью.

nhqMnig

Спешите заказать альбом на лейбле Fat Cat прямо сейчас. Кроме альбома Вы получите возможность бесплатно скачать предыдущие альбомы Mice Parade. А кроме того, получите возможность скачать раритетные записи группы. Торопитесь.

Amandine «Amandine». Шведское переосмысление американы

Amandine-AmandineAmandine из небольшого городка Зандвикен, что в Швеции и существуют уже двенадцать лет. В 2004 году на них обратил внимание английский лейбл Fat Cat, на котором они выпустили два полноценных альбома и несколько ЕР. Сразу следует отметить, что Amandine звезд с неба не хватали и всегда держались середнячками. Но середнячками уверенными. Альбомы их выходили без ярких и запоминающихся хитов, однако они брали другим — теплое обаяние альт-кантри и другой американы, поданное холодными скандинавами, воспринималось как интересное сочетание, заслуживающее внимания, особенно для поклонников жанра.

«This Is Where Our Hearts Collide» — их первый альбом, выпущенный в 2005 году. Здесь преобладала акустическая гитара, сопровождаемая аккордеоном и скрипкой. Все это было приправлено осторожно, почти на цыпочках, шагающим басом, и ненавязчивыми ударными. Сами музыканты были бородатыми и ходили в теплых свитерах, что придавало им сходства с нашими бардами, нежели с американскими кантри-исполнителями. Оно и понятно — на севере не так тепло, как в Техасе. Звучало все уютно и до сих пор этот альбом можно слушать зимними вечерами около камина или печки, причем от него будет исходить дополнительное тепло.
Второй альбом «Solace In Sore Hands» — не менее трогательная работа, которая вызывает симпатию, пусть и неочевидную. Понятно, что ругать такую музыку язык не поворачивается — все ладно скроено, звучит ненавязчиво и уютно. К ней даже можно привязаться, если крутить ее постоянно во время зимы. К тому же, здесь Amandine прибавили немного грязи к своему звуку и грязь эта воспринимается радостно — почти как весенняя, когда уже зима сдает свои позиции, тем самым добавив очарования.
«Amandine» — их третья работа. Она же последняя. Группа приняла решение о завершении своего пути на своем официальном сайте и выложила свой последний одноименный альбом для бесплатного скачивания. Можно подумать, что для еще большего трагизма. Но если убрать ненужные сопли и прислушаться к музыке, здесь мы услышим то же, что было на первых двух альбомах. Открывающая «Redemption» звучит уверенно и вполне годилась бы в радиоэфир, но у нас это не приветствуется. Здесь есть и цепляющая мелодия, и женский бэк-вокал, и трогательная красота, и светлая грусть. Без лишних соплей.
Благостная «Beneath the Birches» и печально-суровая «Bones», светлая  «White Lily Wreath» и невероятно светлая «A Ghost is Letting Go», перекликающаяся с ее более темным антиподом «Release the Ghosts», несут всю ту же фирменную теплоту, которой славятся Amandine, и одновременно какую-то скандинавскую мудрость, сквозящую между строчек и нот. Отчаянная «Life’s Lease», несмотря на свою легковесность, звучит как увесистый хит, за которым следует пронзительная баллада «To All Corageous Hearts». «Magnolia Petal»  и «The World as a Bird» звучат как ранний R.E.M. и здесь группа разворачивается на всю катушку, успевая высказаться за эти шесть минут , оставляя горькое, но приятное послевкусие. Самый мощное место на альбоме. Завершается это все согревающим успокоительным «Signs», гитарное соло которого плавит снег, как весеннее солнце.
Amandine снова выпустили чистый и трогательный альбом, сохраняя верность своему выбранному изначально стилю и ничего не говоря нового. Альбом получился очень светлый. Как память.

Javelin «Hi Beams». Пластмассовый мир победил

cover (4)Javelin — дуэт, состоящий из кузенов Джорджа Лэнгфорда и Тома Ван Баскирка, которые начали искать новые звуки еще в 2009 году. Выковыривая их отовсюду, дуэт подавал надежды на попадание в ряды удивительных и самобытных групп, подтвердив эти надежды выпущенным в 2010 году альбомом «No Mas». Однако в какой-то момент кузены перестали хотеть выступать как два человека, которых не видно из-за ноутбука (как будто Kraftwerk из-за этого меньше любят). Поэтому, приступая к новой работе, Том и Джордж решили написать песни, которые можно было бы исполнять в составе инструментальной группы с живыми инструментами, и записать эти песни на профессиональной студии, используя профессиональное оборудование. Так получился альбом «Hi Beams».

Нельзя, вобщем-то, сказать, что плохо получился. Здесь много поп-песен, под которые можно делать домашнюю уборку, мыть посуду, готовить, вытирать пыль, но, скорее всего, вам не очень нравится делать все вышеперечисленное, поэтому все, что ассоциируется у вас с этими занятиями, будет вызывать чувство отторжения. А делать что-нибудь другое под эту музыку не особо получится — слишком она необязательная и неживая.

Пластмассовый звук здесь повсюду. При этом почти каждая из десяти песен альбома могла бы крутиться на радио. Может быть именно это и отпугивает — звук стал предсказуемым и вторичным. Я был бы рад, если бы по радио крутили «Light Out», которая одновременно похожа на творения Hot Chip и Toro Y Moi, но по сравнению с ними у Javelin это получается немного бледно. Им не хватает дыхания и легкости. Трек «Nnormal», который был выбран для раскрутки альбома, вообще сомнителен. Услышав его, можно было сделать вывод о самом альбоме, однако это мнение оказалось бы ошибочным. Тягучий мотив с вкраплениями даб-степовых примесей кажется скучным, несмотря на обилие разных интересных перестуков и пощелкиваний. «Judgement Nite» — трек, который подает надежды, который вот-вот хочет вылиться во что-то, нечто большее. Но гитарные удары никуда не ведут, мелодия не развивается, петли наскучивают и ты начинаешь чувствовать себя обманутым.

Расслабленная и расслабляющая «Airfield» могла бы звучать как на радио, так и на дискотеках; на навязчивую «Friending» можно было бы снять видео, к тому же, она бы гораздо лучше звучала как трек, с помощью которого начали знакомство с альбомом, в этом отношении песня вполне себе показательная.

Лучшая песня на альбоме — «City Pals», потому что здесь есть все, что нужно — интересная мелодия и хороший вокал в отличие от сопливо-потешных «l’Ocean» и «Drummachines», хитовый потенциал и простой, но обаятельный ритм. К хорошим можно отнести невероятно светлую и сверкающую лучами «The Stars» и открывающую «Light Out». Очень симпатичная инструментальная зарисовка «Garth Hudson» годится для колыбельной.

Я очень хотел, чтобы мне понравился этот альбом. Я смотрел на его обложку и ждал с нетерпением услышать его. Но тем больше мое разочарование. Все песни альбомы наполнены светом и солнцем, но в итоге оказывается, что солнце это тоже пластмассовое, а лучи почти ничего не освещают. Макет оказался сильней.