«Я тоже хочу» Алексея Балабанова. Леонид Федоров и предчувствие совпадения

13828328Поиск нового мира всегда происходит на окраинах. Еще чаще он там заканчивается.

В своем последнем творении Алексей Балабанов связал в один нераздельный комок религию, суеверия, мистику и некоторую правду об окружающем мире — получилась притча, мантрой в которой служит расхожая фраза «Я тоже хочу».

Фильм вышел сравнительно давно (в 2012 году, на DVD — в январе 2013 года), и обрел как многих сторонников, так и скептиков. Теперь же многие стали называть эту картину предсказанием. Хотя искать и по-разному трактовать смыслы — это ли не работа? Знаем, не мешками ворочать. Стиллавин  оправданно издевался над убийством в самом начале фильма — мол, слишком уж топорно все как-то падали. Другие возражают ему, что таким образом Балабанов показал собственную усталость от насильственных смертей — и действительно, в фильме больше никого не убивают (хотя смерть присутствует всюду до последнего кадра).

Кто-то возражает, что состав из проститутки, бандита, музыканта, алкоголика и его отца очень уж ограничен, что в России живут не только они. На что им прекословят — это самые колоритные типажи, за которыми интересно наблюдать. Кроме того, все актеры — непрофессиональные, а диалоги — не вымышленные, а собранные по крупицам из народа, как и мракобесные представления о домовых, инопланетянах и вере.

Кто-то говорит, что очень уж напоминает «Сталкера», в то время как сам Балабанов отвечает, что из Тарковского ценит только «Иваново детство» и «Андрей Рублев», поэтому обвинять его в создании римейка фильма, который он не отмечает в списке своих любимых, довольно опрометчиво.

Балабанов в этой картине многое сделал впервые — впервые показал Олега Гаркушу не танцором, а «глубоко драматическим» персонажем, и даже дал ему возможность выступить у костра с гитарой, где он исполнил одно из своих стихотворений.

Вообще вместо Гаркуши по замыслу Балабанова в фильме должен был играть Леонид Федоров, который в это время был на гастролях, в связи с чем, и предложил вместо себя Гаркушу. Так, наверно, даже лучше. Федоров же переписал несколько своих старых песен для этого фильма и одну новую, с выпущенного в 2012 году альбома «Весна».

Некоторые зрители, считающие, что фильм получился мрачным, говорят, что еще больше нагонял жути саундтрек фильма. Другие же, кто считает фильм светлым — что от музыки света стало еще больше. А то, что конец фильма так совпал с судьбой режиссера — так ведь никто не застрахован от пророческих совпадений.

Леонид Федоров, Владимир Волков «Если его нет». Проветривание Северной столицы

DzVFKAobx9QЛеониду Федорову и Владимиру Волкову с завидной регулярностью удается записывать альбомы, не впадая в самоповторы, и каждый раз укладывая это в новую концепцию. «Если его нет» — альбом о Петербурге, про него и пропитанный его настроением — каменно-серым, с легким налетом сентиментальности, сложносочиненный, с текстами поэтов-обэриутов, про потусторонний Питер и про современный, который все больше становится европейским городом, чем какой-либо другой. Но, как всегда, прямо об этом нигде не говорится, и лучше всего это можно услышать в общем настроении, чем в отдельных песнях.

К обычным для этого дуэта инструментам, таким как контрабас, виола да гамба и флейты, здесь добавлены кофемолка и вентилятор. Собственно, по звуку и по музыке, альбом, скорее холодно-отстраненный, стоящий будто бы сбоку, как античная статуя, которую перепутали с вешалкой невнимательные гости. Между тем, здесь между слов и нот таится альтернативная история Петербурга и отдельного человека в нем.

Да, Питер ассоциируется с Достоевским, с Ахматовой, с блокадой, с каналами и суровым классицизмом, но Питер — это еще и Хармс, и Андрей Белый, и обэриуты. На альбоме происходит центробежное стремление, от всего навязшего в зубах, предсказуемого и душного, к новым прозрачным поискам, воздушным клавишам, секущим струнам, к новому языку, непонятному большинству.

На фоне ежедневного промывания мозгов и штампованного воображения «Если его нет» звучит совершенно иначе, отлично от всего остального, демонстрируя, что можно еще и так. И не только так. Безусловные хиты — одновременно тревожно-спокойная «»Домой», наделенная прекрасной мелодией «Утка» и легко умещающаяся в радиоформат (ну или почти легко) «Мойка». Самая монументальная — «Поезд», путешествие из бездны на край мира.

«Если его нет» — отличная отдушина, форточка в свободный и непредсказуемый мир, с помощью которой можно перевести дыхание, а можно и затаить. Должен же был кто-то заметить, что статую используют не по назначению и освободить ее от ненужного чужого тряпья, чтобы каждый мог сам увидеть красоту, без чужих рекомендаций и навязанных правил восприятия. Как есть.

 

12 хороших альбомов 2012 года

   # 1

    Tim Maia

    The Existential Soul Of Tim Maia — Nobody Can Live Forever

Luaka Bop

     Кто: обаятельный толстяк, несколько лет отсидевший в тюрьме за разные злоключения, полностью искупил свои тревоги светлой музыкой, которая сделала Бразилию еще солнечнее. продолжение