Александр Градский «Стадион». Раскопки в парке советского периода

Один мой друг прислал мне через моего другого друга полсотни пластинок в зеленом пакете из строительного магазина. Пластинки эти вроде были добыты в какой-то школе, где, по всей видимости, уже не пользовались проигрывателем, а пластинки давно не видели иглы, зато очень хорошо были знакомы с пылью. продолжение

Бабангида «Макаревич». «Российский нуар, ад и угар»

cover (5)Бабангида — рэпер из Калининграда, до крайности неполиткорректный, время от времени зигующий и читающий соответственные телеги — про наркотики, уныние и родной город.Телеги получаются довольно провокационные, однако нельзя не отметить их интеллектуальную составляющую.

Макаревич — альбом, где достается всем газгольдеровским (и не только) рэперам — Басте, Касте, Гуфу; поминается недобрым словом Кипелов и упоминается в странном контексте Газманов (от последнего даже засемплирован взвизг в треке «Kalikfornia Love», видимо, произведенный на свет от очередного удара током во время выступления); предсказуемо достается евреям, среди которых упоминаются некие «президент Путсман» и «премьер Мендель».

С одной стороны, выпады в сторону своих более именитых коллег (да простит мне Бабангида такое упоминание) всегда воспринимались с точки зрения черного пиара — вроде как нашелся выскочка, растеребил «звездных» бедолаг, и на него тут же начинаются наезды со стороны поклонников тех самых звезд. Опять же, подобные выскочки, как правило очень слабы в творческом отношении. Но это не про Бабангиду. У него с этим полный порядок — тексты провокационные, но остроумные, хлесткие и цепкие, врезающиеся в память с первого прослушивания. В девятом официальном баттле Hip-hop.ru Бабангида занял третье место, а это уже достижение. Несмотря на непримиримую агрессию, он сумел дотянуться со дна до облаков, чтобы высказаться крепким словом и не стесняясь в выражениях, пройдя отборочную мясорубку, среди  членов жюри которой были как раз те, кто был помянут Бабангидой не самым добрым словом.

С музыкальной составляющей тоже полный порядок. Семплы заслуживают внимания — от речей Сталина до читки Гуфа, плюс имеются музыкальные подъ..бы — прямое обвинение рэпа в скатывании в шансон (припев, исполненный, якобы, Гуфом и от его имени на популярный в последнее время восточный мотив в треке «Макаревич»).

Некоторые уже окрестили Бабангиду Гражданской обороной от рэпа. Отчасти это верно. Бабангида должен был появиться, чтобы встряхнуть всех остальных, отметелить и растоптать. Новая волна тех, кто «всегда будет против». мир нуждается в таких героях, ниспровергающих закостенелость существующего порядка и заезженность аморальных принципов. В тех, кто будет говорить то, о чем многие не хотели знать и не знали как  об этом спросить.

В треке «Андрей Вадимович» читается о том, что употребление тяжелых веществ лучше происходит под Макаревича, нежели под Мэрилин Мэнсона. В треке «Варим» засемплированы фразы из сказки Антония Погорельского «Черная курица, или Подземные жители», умело вворачиваются рекламные слоганы, с которыми мирно уживаются цитаты из Лаэртского. Кое-где напоминает Кровосток, особенно когда в треке «Конструктор» рисует портрет своего героя — «портрет Гитлера, Миша Круг из колонок».

Самые слабые треки на альбоме, где Бабангида подпускает слишком много серьезности и размышлений («Купол», «Тень», «Пусть говорят»), лучше ему удаются более заковыристые, но тем более интересные телеги, прочитанные легко, однако весомо — потому что очень уж многослойно.

Из приятных сюрпризов — приглашение Вани Айвана, участника проекта «Ленина пакет» (в котором, в свое время был и Бабангида) для записи трека «Хлеб», получившегося довольно абсурдистским. Ну так…

Этот альбом можно даже рекомендовать Сергею Владимировичу Шнурову, который признался, что ему не нравится рэп, потому что там нет левых. Теперь там есть левые. Или ультра-правые. В любом случае, настоящий художник должен быть противоречив. В общем, «кушайте творог, курите турник».