Эди Слиман и новые бунтари

Фредерик Бегбедер в самом начале своего романа «Уна и Сэлинджер» сообщает, что он стал убежденным геронтофобом — общение с ровесниками стало для него невыносимым, и хорошо ему было только с теми, кому он в отцы годился, чтобы пить их энергию и не уподобляться своим ровесникам, у которых выпадают волосы и зубы.

Эди Слиман, бывший сначала фотографом, а затем ставший сотрудничать с модными домами, тоже всегда вдохновлялся бунтарским духом, который находил среди молодых то в английском панке, то в калифорнийском гараже. продолжение