Process «Untitled». Этим летом исполняется 15 лет великой 12-дюймовке

12fat021Что с того, что я люблю громкие заголовки? Пусть эту 12-дюймовку слышали не все в наших широтах, но  самые сознательные теперь должны приложить все усилия, чтобы устранить этот пробел.

Process — проект одного человека. Это не так уж удивительно, даже в далеком 1998 году всякую электронику мог варить и выпаривать всего один человек. В данном случае этим занимался Стив Барнс (Steve Barnes), который выпускал свою музыку на лейбле Ultimate Dilemma под именем Blueshift, а 1 июня 1998 года выпустил свою 12-дюймовку на лейбле FatCat. Музыка на этой 12-дюймовке будто передает то чувство, которое испытывал в советском мультфильме Винни Пух, когда шел за медом в самое логово пчел — мерцание тревоги, смутное предчувствие опасности, но при этом непреодолимое желание и всепобеждающий оптимизм.

Критики  сразу окрестили этот жанр пост-техно и оказались правы — это довольно постно для техно, но куда изысканнее и интереснее. Гипнотический минимализм не позволяет оторваться от прослушивания до последнего звука — точно как пресловутому медведю никуда не уйти от желания отведать меда, а дальше — уже дело звуковой паутины.

На этой записи использован очень интересный прием — создание движение и глубины за счет нескольких звуковых структур. То есть все шипение, гул и шум, который можно услышать здесь, придает дополнительную движущую силу звука, подвергая динамике основной звуковой слой, за счет чего и происходит мерцание, движение и глубина.

В общем, физика в музыке. Но и ощущения возникают на физическом уровне — не имея при себе 3D-наушников, можно запросто обнаружить себя где-нибудь в озере, спрятанном далеко в лесу.

Неудивительно, что к концу 90-х многие стали искать собственный язык в музыке, которая изначально считалась механической. Потому эксперименты по вдыханию жизни в бездушные ритмы были весьма заслуживающими внимания и конец 90-х можно считать золотой эрой по созданию подобной музыки. Музыки, которая нигде не начинается и никуда не впадает, но с которой все начинается.

Не будь этой едва заметной пластинки, ее стоило бы выдумать. Благо, она есть.

Crescent «Little Waves». Несокрушимая сила хрупкой красоты

fatcd64_cover_lo-res_2Crescent обнаружились в середине 90-х, появившись внутри небольшой, но невероятно яркой бристольской пост-роковой сцены. Отметая всякую зевоту, которая неизменно наступает при словах пост-рок, сразу следует оговориться, что пост-рок, в первую очередь, подразумевает нестандартный подход к записи и звучанию, плюс применение всяких невообразимых звуков на фоне гитар (необязательно электрических) и барабанов.  Группы, которые в последнее время причисляют к этому жанру, не имеют прямого к нему отношения, потому что творят они знатную нудятину, без всяких слов, называемую инструментальной. Crescent — одни из первых ласточек, применявших удивительные подходы к записываемой и издаваемой музыке. В общем-то, они даже больше причисляют себя к художникам, чем к музыкантам.
Crescent выпустил не так уж много записей. Если говорить на чистоту, то вообще мало. Первый их альбом увидел свет в 1996 году, а полноценный пятый альбом был выпущен на лейбле FatCat в июле 2007 года, который получил название «Little Waves». Как написано в официальном пресс-релизе альбома, это «тихий, эксцентричный, c очаровательно шершавыми краями альбом, вдохновленный психо-фолком 60-х и граммофонными записями 30-х». Что тут можно добавить еще? Все это чистая правда. Особенно, шершавые края, которым на альбоме уделяется особое внимание и из-за которых он наделен неописуемой красотой.

Для начала о том, как слушать эту запись. В этом отношении даже группа придирчива, в связи с чем, на виниловом конверте помещена надпись:

«ЭТОТ АЛЬБОМ БЫЛ СДЕЛАН ТОЛЬКО ДЛЯ ВАС!

У него очень тонкая поверхность.

Берегите от царапин.

Очистите чуть влажной тканью перед проигрыванием.

Используйте только сапфировую иглу в новом состоянии.»

Да! Все именно так. Я разорился на покупке новых сапфировых игл для каждого нового прослушивания этой пластинки. Но это того стоит. Все начинается с тихих переборов акустической гитары, ими же все и заканчивается. Но если вы слушаете эту пластинку в тишине и темноте, открываются невиданные высоты и неслыханные глубины. Вроде бы ничего не происходит — гитара и чуть нескладный и дрожащий голос, как у Ника Дрейка, но вот откуда-то доносятся какие-то шаркания, вот что-то поскрипывает и звенит. Где-то записан гогот гусей под аккомпанемент кларнета, где-то то ли обрывки телефонных разговоров, то ли голоса дикторов. Все это звучит шероховато, настолько, что кажется, вот-вот  все рассыплется, развалится на мелкие осколки.

Crescent будто бы играют на квартирнике — все тихо и аккуратно, сдержанно и нежно, главное — не разбудить соседей. Однако в двух песнях они достигают почти стадионного размаха, не выходя из кухни. Первая из них — «Cup», в которой все начинается, как обычно, «с голубого ручейка», но затем группа ныряет с помощью органа и баса на такую глубину, которая не снилась даже Кусто, все это разливается огромным океаном звука и топит не только кухню, на которой все происходит, но и затапливает нижние этажи, выходит из берегов, превращаясь во Вселенский разлив. Вторая песня — «Drift», в которой изначально разваливающаяся, как фигуры в городках, мелодия, набирает все большие обороты, и, приобретая опору, вонзается в незаполненные пустоты такой яростной барабанной атакой, приправленной случайно бьющимися при этом хрустальными предметами, что теперь уже красота затапливает соседей. Так что, если они не глухие, и если они не неблагодарные свиньи, они обязательно должны придти к вам  немедленно с цветами и аплодисментами. Настоящий девятый вал, созданный из маленьких волн.

Все остальное — эксперименты с тишиной и паузами, звуками и их тенями. Есть песня, записанная в лесу («Birds came out of the Trumpet»), есть песня, записанная на реке («Our River»). Мелодии отдельных песен не совсем запоминающиеся, но все треки альбома выстраиваются  в свою очаровательную мелодию с рассыпчатым ретро-звучанием и нежно-бледной ритмикой.

Осторожно! Не кантовать.

 

Mazes «Skulking». Вся правда о DIY и прятках

Mazes — инди-группа. Это факт. Причем они позиционируют себя, как музыканты, работающие на ниве DIY. То есть полностью делают свою музыку самостоятельно. Сначала они выращивают деревья, потом выпиливают из них гитары и вытачивают барабанные палочки, потом натягивают на гитары струны собственного изготовления, а потом едут в тур, поймав на дороге обычного «бомбилу», которому сами указывают дорогу. В туре они живут в ночлежках и полуразрушенных домах, чтобы не платить за гостиницы. На крайний случай берут с собой палатки и кормят клещей собственной кровью, только бы не сбиться с DIY-пути. продолжение

Mazes «Bodies». Понедельник-бездельник

Когда две трети зимы уже позади и зимние неожиданности — от кромешных снегопадов до внезапных инфекций — перестали удивлять, хочется чего-то по-весеннему свежего. Надеть любимую футболку не позволяют морозы, а солнечные очки — не прекращающаяся смурь. Зато всегда можно что-нибудь откопать в музыкальных амбарах, что позволит сделать все вокруг, если не радужным, то, как минимум, осветлить печаль. продолжение