Greg Kelley, Olivia Block «Resolution». Никто как бог

folderВ 2011 году вышел альбом “Resolution”, который продемонстрировал желание Оливии двигаться в выбранном ею направлении – низвержение основ композиции. В этом ей помогал близкий по духу трубач Грег Келли.

Здесь по-прежнему трудно найти мелодию, но очень часто тень ее, или хотя бы намек на нее, оказывается дороже самой мелодии. Здесь нет тональности или какой-то общепринятой формы, но тем интереснее вслушиваться в сам звук.

Оливия Блок исследует саму природу звука. Наблюдает, откуда он появляется, где зарождается, чем дышит и питается, как растет и затихает. Скептикам слышится обычное надувательство – мол, такие звуки они могут произвести, возвратившись нетрезвыми поздно ночью домой и пытаясь без света добраться до кровати.  Однако это довольно грубый взгляд на такую музыку.

Безусловно, трудно представить слушающим себя подобную музыку где-нибудь в машине или на празднике – очень уж необычно, однако подобное консервирование звуков равноценно удачной фотографии, когда удается поймать одновременно простой и великий кадр. Но здесь представлены не обычные фотографии, а такие, будто вам удалось наконец протащить фотоаппарат в собственные сны и наделать там всевозможных снимков. А здесь уже ценен не сам смысл происходящего, но само его существование — завораживающее и почти неправдоподобное.

Огромная гусеница из стекловаты грузно раздавливает холмы, а труба звучит самым непривычным способом в «Looking through bone». Вращающиеся кресла со скрипящими основами наращивают звук, который разламывает музыкальные шкатулки в «How much radiance can you stand». Тревожное напряжение нарастающего звука, будто бы выходящего за рамки создающего его инструмента, и по этой причине рвущего струны его и растаптывающего клавиши в «Some old slapstick routine». Вряд ли эти пьесы растащат на рингтоны или мелодии вместо гудков в мобильных телефонах, хотя было бы неплохо. И очень большое сомнение, что в шоу «Один в один» какая-нибудь Анита Цой сможет достойно исполнить один из этих номер, хотя бы немного приблизившись к оригиналу. Уже поэтому эта цельная и захватывающая работа достойна самого пристального внимания.

Кроме естественных звуков, подслушанных у самой природы, все здесь сведено в неведомую структуру, которая приправлена дыханием инструментов, выстраивающееся в органичную и объемную панораму. Звук переливается и дышит, рождая причудливые узоры, тени и воспоминания из Кэролла:

«Червяк сидел себе на шляпке сложа руки и преспокойно курил длинный кальян, не обращая ни малейшего внимания ни на Алису, ни на все окружающее».