Дэвид Тюдор. 93 года со Дня рождения

Роб Хаскинс в своей книге о Джоне Кейдже выразил мнение, что если бы не Дэвид Тюдор, то возможно все кейджевские сочинения так и остались бы на бумаге. Именно благодаря высокой техничности и виртуозности Тюдора, они всё-таки зазвучали. А учитывая, что чаще всего именно он становился первым исполнителем новых творений Кейджа, их можно было бы считать каноническими. Можно было бы, если бы не приверженность Кейджа случайности.

Дэвид Тюдор родился 20 января 1926 года в Филадельфии, штат Пенсильвания. Сыграв пьесу Пьера Булеза в Америке в 1950-м, он заявил о себе, как исполнитель новой музыки. С тех пор, войдя в окружение Кейджа, где также находились Мортон Фельдман, Кристиан Вольф и Эрл Браун, он играл сочинённые ими произведения. Не исключено, что это было стимулом для их более изощрённого подхода к написанию музыки — а вдруг Дэвид «не потянет» и не сможет выразить руками полёт их мысли. Но у него всё получалось.

Кроме того, Тюдор известен тесным сотрудничеством с Кейджем, благодаря которому он понимал замысел композитор порою чуть ли не от самых истоков. Может именно поэтому Кейдж написал для него свою знаменитую 4’33» — чтобы тот смог передохнуть. Конечно, к этому не стоит относиться серьёзно, но первым исполнил этот хит именно Дэвид Тюдор.

«Музыку перемен», сочинённую Кейджем с использованием системы гадания по Книге перемен, которая была одновременно случайной (никогда не знаешь, какая комбинация монет выпадет), но и привязанной к жёсткой структуре (играть следовало в зависимости от выпавших монет, без возможности импровизации) также первым исполнил Дэвид Тюдор. А то ведь ещё как бывало: Кейдж камешки обведёт на бумаге, потом приносит это Тюдору и требует сыграть. Но виртуозность Тюдора как исполнителя всегда была на той же высоте, что и полёт мысли композитора.

После того, как в 1956-61 годах он преподавал в Дармштадте, Тюдор стал заниматься сочинением собственной музыки. Вдоволь наигравшись чужих произведений своими руками, Дэвид заинтересовался электронными экспериментами, в которых окружающая акустическая среда взаимодействует с аудиосистемой. Видимо, так он давал отдых своим пальцам, измученным авангардными риффами и пассажами. Одним из таких экспериментов стала пьеса «Rainforest IV».